Это наши войска. Это наши танки. Это наше нападение готовится. Это не 41-й. Это 14-й. И не "тысяча девятьсот", а "две тысячи" – две тысячи четырнадцатый год. Двадцать второе июня. "Киев бомбили, нам объявили, что началась война..."

Способность ставить себя на место другого в развитии человека появляется довольно поздно. В онтогенезе при отсутствии патологии – где-то в ранней юности. В историческом развитии человечества это достижение второй европейской цивилизации – гуманистической. По историческим меркам мы только совсем недавно научились ставить себя на место другого. И конечно – научились далеко не все.

А вот способность к эмпатии, к сопереживанию, к состраданию постарше. При нормальном развитии она есть уже у старших дошкольников. А исторически ее можно наблюдать, начиная с древних греков – на нее, на эту способность опиралось искусство античной трагедии.

Когда состраданию научились русские (я говорю, естественно, о "русскоязычных", о людях русской культуры)? Когда мы научились ставить себя на место другого? Да, и научились ли уже?

Вопросы непростые. Но, вообще-то, в советский период в своем большинстве сердца людей состраданию были открыты. Отсюда такая общенародная любовь к любым угнетенным – неграм США, европейскому пролетариату, вьетнамцам, корейцам, индусам... И людей, способных поставить себя на место другого, у нас тоже было немало. Поэтому таким брезгливо-отстраненным было отношение народа к афганской авантюре.

В общем, хотя с точной датировкой и есть проблемы, но сам факт умения огромной части советского общества не только сопереживать, но и ставить себя на место другого сомнения не вызывает.

Сегодня обе эти способности испаряются. На языке науки это называется "деградацией". Это и есть деградация – деградация психическая и деградация духовная. Это наш диагноз.

Не верите? А я вам сейчас докажу. Что у нас "критерий истины"? Правильно – "практика". Так и давайте здесь, прямо сейчас проведем эксперимент. И посмотрим на результаты. Вы их увидите в комментариях. Не так много, как если бы я провел эксперимент, не предупреждая вас, но увидите: деградация – штука всеохватывающая, и поэтому комментаторы не догадаются, что лучше бы им не выставлять на всеобщее обозрение уродства своей души.

Итак, давайте начнем.

Какие бы чувства вы испытывали, если бы в момент государственного раздрая (какой был у нас в 17-м или в 91-м году) сильный сосед захватил бы куски нашей страны, прикрываясь немногочисленными местными коллаборационистами – полицаями? Как бы вам понравились его заявления, что у него есть исторические права на эти территории и что вообще он защищает своих соотечественников? Ну, например, если бы поддерживаемая НАТО Турция захватила бы тот же Крым. Или Китай, присоединив Монголию, решил бы присоединить и Бурятию с Тувой. Какое бы было ваше чувство?

Тут не нужно включать воображение. Вспомните, как вы реагировали и реагируете на бомбежку "нашей" Югославии, на независимость "нашего" Косово, на угрозу "нашей" Сирии? Я уж не спрашиваю, нравится ли вам уход из России в 17-м году наших Финляндии и Польши, а в 91-м – нашей Прибалтики? А ведь там нигде сильного соседа, нагло врущего в глаза всему миру и еще более нагло оттяпывающего куски нашего поместья, не было. Там всё было по-другому...

А как бы вы реагировали, если бы сильный сосед руками своих военных инструкторов и армии наемников развязал гражданскую войну в какой-то из наших областей? Сначала бы набрал местного отребья помогать ему. Потом провел бы "референдум" и объявил бы о независимости, скажем, "Донской народной республики" или "Кубанской народной республики". Ну, а потом, как кровь польется, так и нормальные люди к ружьям потянутся. И пламя войны запылает по полной: погасить его будет ох, как непросто.

А сильный сосед будет греть на этом огне свои руки и посмеиваться. И рассказывать всему миру, что это он так защищает донских казаков от "москальских притеснений", всяких там расказачиваний. Как бы вы к этому отнеслись? Здесь тоже не нужно напрягать воображение – вспомните, как вы воспринимали вторую чеченскую войну, про которую телевизор рассказывал вам, что там никаких чеченцев и вовсе нет – одни арабские наемники?

Вспомнили? Вот в том-то и дело, что не вспомнили. И не можете вспомнить. Потому что "так то – они, а то – мы". Аргумент не старшего, а младшего дошкольника, только-только научившегося говорить, но еще испытывающего серьезные затруднения в общении с горшком (как и мы – в общении с общественными туалетами).

Война РФ с Украиной, ничем не спровоцированная агрессия РФ против Украины страшна не для Украины. Потому что – ну, чем рискует Украина? Ну, максимум – потерей суверенитета. Да, и этим не рискует: их дело правое – победа будет за ними.

По-настоящему война РФ с Украиной страшна для РФ. Для РФ это просто самоубийственная война. Потому что эта война убивает душу народа, превращает нас в народ-дебил, народ-урод.

Опять не верите? А вы посмотрите, какой РФ вышла из второй чеченской войны. Каким было состояние народной души в дефолтном 1998-м году и каким оно стало в сытый 2004-й?

Теперь поняли? Опять не поняли? Вот в том-то всё и дело – вы уже не можете этого понять.

Эксперимент закончен. Спасибо всем участникам. Приглашаю желающих высказываться.