Apr. 18th, 2014

doctorbolik: (Default)
"СЕЙЧАС НЕ МОДНО РОДИНУ ЛЮБИТЬ"... Длинный пост, извините... Бессонница, раскалывающаяся голова, полнолуние, Страстная Пятница и прочие радости... Что значит "РОДИНУ ЛЮБИТЬ"?.. И что значит - "модно" или не "модно"...
У каждого СВОЯ Родина. И понятие это отнюдь не географическое, историческое и т.п. Это понятие сугубо частное, личное, интимное, потаенное... Для меня Родина - это: огромная квартира в "бельэтаже" на углу Невского и Плеханова, это колоннада Казанского собора, мама, папа и бабушка, первая учительница музыки, жившая на Петроградской стороне, это дача в Усть-Нарве в Эстонской (тогда еще) ССР, это хвойный новогодний запах, это "и сама собой сдирается с мандаринов кожура", это и желтый песок на Большеохтинском кладбище, где покоятся все мои близкие, это Большой зал Филармонии с красными бархатными креслами, это Кировский (тогда еще) театр и балет "Щелкунчик" с Барышниковым (да-да, столько не живут!!!) в роли принца году эдак в 71-м - 72-м... Это Дворец пионеров (тогда еще имени Жданова) и Театр Юношеского Творчества, это астры к 1 сентября, это первая собака в жизни, это 10-копеечные сеансы в кино, это первая влюбленность и неожиданная, ни на что не похожая по остроте и боли первая Любовь, это тайком выкуренная первая сигарета и такая же тайком выпитая бутылка дешевого портвейна... Это ноябрьские дожди и наводнения, это Дворцовая площадь и эрмитажные "атланты", это набережная Мойки, шоколадная фольга и автоматы с "Газводой" - 1 копейка без сиропа и 3 - с сиропом, это мрачноватое ( но безмерно любимое) здание Театрального института... Все это - МОЯ ( и только МОЯ) Родина. Которую я любил, люблю и буду любить всегда. Это то, что всегда со мной, везде и повсюду со мной. И то, что у меня никто никогда не отнимет.
А вот Брежнев - "Слава КПСС" - служба в ВС СССР - безумные парады на Красной площади и пр., - это НЕ Родина. Точно так же, как сейчас : Путин - "Славься Отечество наше свободное" - Госдура - Матвиенко - программа "Время" - "Единая Россия" и пр. - НЕ Родина. Это агрессивно и беспардонно вторгшиеся в мою жизнь какие-то иноРОДные субстанции и элементы, отравляющие самим фактом своего постылого существования МОЮ РОДИНУ, мешающие и раздражающие, отвлекающие от Главного...
Модно - не модно... Наверно, я не "модный". "Пепел Клааса" не стучит в мое сердце, бескрайние просторы моей страны не вызывают восторга и умиления, наоборот - наводят грусть и тоску, т.н. "георгиевская ленточка" вызывает у меня чувство чудовищной тревоги и отчаяния... Особенно в последнее время...
И все же я люблю. СВОЮ Родину. И, думаю, каждый, кто имеет счастье (или наоборот) жить в России - разделяет мои чувства. Под словом "каждый", я, разумеется, подразумеваю не каждого встречного - поперечного, а просто мыслящего ( или пытающегося это делать) Человека... Спасибо за внимание.


Ну и, как водится, отсебятина
Только мне одному кажется, что более абсурдной обязанности, чем любить Родину, не существует?
"Родные березы", "Дом пионеров", "родные могилы" - это, простите, сугубо личное и к патриотизму никакого отношения не имеет.
Что за рабская манера вечно путать патриотизм и верноподданничество?
Какое отношение мое детство и бесконечные счастливые мои прогулки по любимому Львову имеют к КПСС, КГБ и вообще к Советской , да у к любой вообще Родине?
Да никакого - это мое личное детство, а не родины. И пребудет со мной до последнего мгновения.
И язык, на котором я говорю - мой, и к патриотизму отношения не имеет ни малейшего. Гордиться тем, что на нем Тостой написал "Войну и Мир" - полнейшая глупость, потому что ну я-то какое к этому отношение имею? К тому же половина романа написана на французском (и, как отмечают специалисты, грамотнее, чем на русском).
И любить Родину - не значит стекленеть взглядом при каждом пароксизме великодержавности, сотрясающей мою несчастную страну.
Знаете, я в самом деле стал разделять негативную точку зрения Лема на "Солярис" Тарковского.
Лем своего Кельвина поставил перед этической задачей всечеловеческого, вселенского масштаба, которую решать некому, кроме него самого. И никто тебе не поможет, если сам себе не поможешь.
А Тарковский этическую высоту Лема, следуя преследующей русского человека традиции достоевщины, свел все к банальщине в самом российском разливе - терзаниям совести, и неизбежному возвращению на Родину - с окаянными этими березками, сахарным домиком, мамой, папой - последняя сцена вообще отсылает, несомненно, к "Возвращению блудного сына" - и все это, хоть и пошло, но прекрасно... когда есть куда вернуться. К домику этому, к папе, к маме - домой, одним словом.
А коли вернуться-то и некуда?
doctorbolik: (Default)

Грани.Ру: Совок и метла

Могу себе представить, что написал бы про наши крымско-донбасские походы у себя в твиттере Егор Гайдар. Тот самый Егор Гайдар, спасший страну от голодной смерти, написавший книгу о необходимой и закономерной гибели империи и 11 декабря 1994 года, когда танки пошли через границу Чечни, побежавший с мегафоном протестовать на Пушкинскую площадь. Но он не напишет больше ничего, потому что спасенные им от голода совки отблагодарили его такой травлей, а власть – такой глухой опалой, что сердце не выдержало и реформатор не дожил даже до 55 лет.

Но он работал не один. Из всех его соратников самым смелым оказался Альфред Кох, которого Гайдар поставил на Госкомимущество, зная, что он нитки не украдет и можно не проверять, а поспать лишних полчаса, потому что спать Егору Тимуровичу приходилось вначале по четыре часа, не более. И вот сейчас против Алика Коха, реформатора, скептика, блестящего публициста и блогера, имеющего 21 тысячу подписчиков и жарившего всегда всю правду про власть, заведено уголовное дело якобы о контрабанде, а картина-то из тех, что можно купить на Измайловском рынке, да еще и подделка. Главное – это чтобы разлучить его с частью семьи и не дать возвращаться в Россию, которую он так любит. Да, есть бизнес в Германии, есть деньги, мог бы наплевать и забыть, но он не только Штольц, но и "почвенник", жалеющий Россию. Он пытался спасти НТВ, он вытащил из тюрьмы "Гуся" и не дал бросить туда Евгения Киселева, за что был ошельмован интеллигенцией, но Путин-то все понял и не простил.

Из великих реформ Ельцина Путин сделал жалкий нэп, и нэпманы, то есть бизнес, перед угрозой грабежа, раскулачивания и тюрьмы трясутся как овечий хвост, а права и свободы – уж что подаст на бедность новая ВЧК со старой Лубянки, а "философские" самолеты летят на Запад эскадрильями, и кроме Ходорковского, силой туда сажать никого не надо. Могло быть и хуже.

Некогда, в первый нэп, интеллигенция пошла на службу к большевикам - и еще не то получила за свои труды. Какова была участь крупнейшего ученого и инженера Петра Пальчинского? Расстрелян в 1929 году, отказавшись дать лживые показания о "вредительстве". Григорий Сокольников, сам большевик, но одаренный экономист, давший стране твердый золотой рубль, в 1937 году получил 10 лет и был убит в каторжном лагере в 1939-м. Великий селекционер Николай Вавилов после зверских пыток погиб в саратовской тюрьме. Хлебом хотел всю страну обеспечить.

Великий Андрей Дмитриевич Сахаров, гуманист и диссидент, мог бы поступить проще: не делать для СССР водородную бомбу - и Запад с нами управился бы и без помощи диссидентов. Для кого старались Тамм и Ландау? Для Сталина и Берии, для того, чтобы Хрущев расстреливал Новочеркасск и танки гнал на Будапешт? Я понимаю, что простодушный парень Юра Гагарин в политике понимал не больше Белки и Стрелки, но умный Королев зачем делал "им" ракеты? Наши ученые всю жизнь трудились на большевиков в "шарашках", и химик Вил Мирзаянов это понял, когда еще в благословенные ельцинские времена его арестовали якобы за разглашение гостайны - и насилу удалось ему спастись и уехать за кордон.

Зря Гайдар пожалел Россию и ее накормил. Когда первый острый голод прошел, она утопила в крови Чечню (только детей убитых и покалеченных оказалось сорок тысяч), а дальше пошли "развороты над Атлантикой". И вот, едва реформы принесли свои плоды, и голодная страна стала полусытой, Путин кинулся завоевывать мир: сначала Грузия, а теперь уже и Украина. В конце 80-х и в начале 90-х Запад и реформаторы должны были потребовать за кредиты, за гуманитарку, за проведение реформ сдачу НАТО всего ядерного потенциала России, демилитаризацию страны, возврат Японии – островов, Финляндии – Выборга, Германии – Калининграда (Кенигсберга) и право свободного выхода из состава России (для Чечни, например). Плюс ликвидации всех памятников Ленину и Сталину, люстрации, запрета коммунистической и фашистской деятельности, и уж никакого СНГ.

Зачем, скажем, кормить КНДР? Пусть сначала людей жечь и мучить перестанут, пусть ядерное оружие отдадут. Или подыхают с голода. Сейчас вопрос о санкциях против России – это вопрос о выживании человечества. Ни куска, ни глотка, ни визочки. И из ПАСЕ гнать, и вообще из Совета Европы с его Страсбургским судом. Посчитайте, сколько жалобщиков в Страсбург поддержали аннексию Крыма. Пусть пользуются тем басманным правосудием, которым колорады себя обеспечили по трусости и лени, тупости и имперскости.

Бывший главный демократ НТВ Андрей Норкин жалуется Путину на дефицит патриотического воспитания! Ирина Хакамада требует регионализации Украины! После таких вопросов путинские ответы уже не нужны, со страной все и так ясно.

Жалко изгнать из ПАСЕ - не будет площадки для переговоров? Не надо. Когда проголодаются, сами приползут на коленях и сообразят, что потребители европейских ценностей должны не только на них кататься, но и саночки приличного европейского поведения возить. Зачем давать Норкину и Хакамаде визы в Европу? Милая "демократка" уже и Латвии предлагала регионализацию провести - ради тамошних колорадов.

Положим, мы обязаны учить народ, лечить и честно судить (хотя из судов и палат нас давно вычистили, а адвокаты наши выше всех похвал и спасают, кого могут). Но развивать науку, технику, экономику – только на наших европейских условиях. Невмешательство в дела соседей, права и свободы, ленинопад, сдача ядерного оружия, возвращение Абхазии, Осетии, Приднестровья и Крыма по принадлежности. Иначе пусть ходят голодные и раздетые. И безоружные. Никакого welfare. Пусть сначала эти 80–90% колорадов проголосуют на выборах за европейское поведение, против империализма, пусть поднимут флаги Евросоюза.

А те изменники, которые сейчас бегают по Донбассу с колорадскими ленточками и российскими флагами (которые они профанировали и оскорбили), имеют право только на одно: на хорошие европейские тюрьмы, где они будут отбывать срок за государственную измену. Рано пташечка запела: как бы кошечка не съела.


Отсебятинка:
Когда Сахаров понял, что он натворил - дал неандертальцу дубину планетарного размера - для него наступило прозрение.
Обама и европейские руководители - люди воспитанные, образованные, с опытом долгой политической борьбы за плечами, искусники компромиссов, располагающие громадными силами и средствами - сникли и отступили перед первобытным махрапом нанюхавшегося до психоза кремлевского неандертальца... казалось бы, да.
Но, как я уже неоднократно отмечал, не стоит обольщаться.
Да, замиряли также и Адольфа, позволили ему слопать и Австрию, и Польшу (на пару с горцем), и Судеты...
Но не стоит забывать, чем это потом все кончилось. Американские сталь и порох (не забудем и про тушенку!), американские станки, автомобили и самолеты - вот, что выиграло войну.
Так что - еще не вечер.
doctorbolik: (Default)
У времени в плену
Юбилейный портрет театра, которого больше нет

«Таганка», 50 лет… Странный получается юбилей. Странный, потому что к апрелю 2014 года от великой театральной легенды не осталось практически ничего, кроме воспоминаний: основатель театра покинул свое детище с проклятьями, новое руководство не имеет к той, прежней «Таганке» никакого отношения — ни в поколенческом, ни в художественном смысле. Остатки старой труппы погрязли в бесконечных интригах, большие мастера — таганковские звезды — стараются избегать разговоров на болезненные темы. Трудно и страшно признать очевидное: история «Таганки» закончилась. И не надо никаких юбилеев. Пусть все начнется сначала. Пусть все начнется так, как начиналось когда-то в 64-м: когда в рядовой безликий московский Театр драмы и комедии пришел Любимов и перевернул театральный мир.

«Пов-то-рить!»

«Таганка» для нескольких советских поколений была больше, чем театр, и важнее, чем театр. До сих пор невозможно с уверенностью сказать, является ли «Таганка» культурным явлением или ее рождение и восхождение — из разряда событий общественно-политических?

Конечно, все в этой истории перемешано, завязано — и политика, и зрелище. Хотя сам Любимов при упоминании «политического театра» впадает в ворчливое недовольство: по его версии, политическим театром «Таганку» сделали зрители и власти, сам же себя он никогда не считал режиссером-бунтарем, разве что как художник. Попробуй скажи это тем молодым очевидцам, что набились на просмотр студенческого спектакля «Добрый человек из Сезуана» Бертольта Брехта в далеких 60-х. Когда после прозвучавшего со сцены «Зонга о баранах» со словами: «Шагают бараны в ряд, бьют барабаны, кожу для них дают сами бараны», возбужденный зал начал топать ногами и скандировать: «Пов-то-рить! Пов-то-рить!» — это было не про политику? Когда побелевший от ужаса ректор училища Борис Захава потребовал закрыть спектакль как «антинародный, формалистический» — это было не про политику? И все двадцать лет — с 64-го до 84-го — «золотое» любимовское время — разве это не про политику?


Работу «Таганки» курировал начальник знаменитого 5-го управления КГБ Филипп Бобков


В истории советской «Таганки» нет ни одного спектакля без цензурного персонального дела: каждая премьера выдиралась с мясом, с огромным количеством переделок, изменений, купюр. В «Павших и живых», посвященных 20-летию Победы, цензоры обнаружили слишком много поэтов-евреев и неуместность Вечного огня, от которого требовали отказаться. «Попробуйте загасить!» — орал на них фронтовик Любимов. В поэтической оратории по стихам Евтушенко «Под кожей статуи Свободы» усмотрели злостную пропаганду «общечеловеческих ценностей, чуждых советскому человеку». Деревенскую драму «Живой» по прозе Бориса Можаева объявили «пасквилем на советский образ жизни». К повести Можаева Любимов упорно возвращался несколько раз — и каждый раз получал отказ. «Живой» был придуман и поставлен в 1968 году, а премьеру сыграли лишь в 1989-м. Спектакль был под запретом 21 год!

Спасти и уничтожить

Знаменитый расширенный худсовет, в который входили представители советской элиты — писатели, поэты, ученые, журналисты, — был придуман Любимовым в качестве громоотвода от зверской тотальной цензуры: члены худсовета имели право присутствовать на закрытых обсуждениях, высказывать свое мнение и даже спорить с представителями номенклатуры.

Худсовет с помощью высоких покровителей — от Трифонова и Евтушенко до Капицы и Карякина — мог потянуть время и «оттянуть конец», но уберечь спектакль от цензурных ножниц был не в силах. А под нож летело все: от реплик и мизансцен до смысловых акцентов и конкретных исполнителей.

Театр постоянно находился под пристальным круглосуточным вниманием КГБ, работу «Таганки» курировал лично начальник знаменитого 5-го идеологического управления Филипп Бобков, ветеран борьбы с инакомыслием, ныне позиционирующий себя как «завзятый театрал» с тонким эстетическим вкусом, любитель творчества Высоцкого и вообще утверждающий, что и гонений-то на театр не было никаких, а больше разговоров о мифических преследованиях.

«Таганка» кончилась тогда в 84-м. К этому времени запретили играть «Высоцкого» и «Годунова», запретили ставить «Театральный роман», Любимов в бешенстве уехал на постановку в Лондон, дал там отчаянное интервью, в котором высказал все, что он думает о советской власти. В ответ его лишили советского гражданства, сняли его имя со всех афиш (спектакли стали как бы анонимные, словно не было никогда никакого режиссера).
54_02.jpg
Сцена из спектакля «Добрый человек из Сезуана». С него началась любимовская «Таганка» /фото: архив Театра на Таганке

Сукины дети

Труппу еще долгое время сотрясали коллективные конвульсии и припадки — тогдашнюю атмосферу в коллективе очень точно описал один из ведущих артистов Леонид Филатов в своей картине «Сукины дети». В фильме героический коллектив театра встает на защиту своего опального худрука и объявляет настоящую войну режиму.


*Анатолий Эфрос (3 июля 1925 г., Харьков, — 13 января 1987 г., Москва) — известный режиссер театра и кино, возглавлял московский театр «Ленком», работал в Театре на Малой Бронной, в 1984 г. после отъезда Юрия Любимова за границу был назначен главным режиссером Театра на Таганке.
Однако в жизни все сложилось куда трагичнее: в обезглавленный театр пригнали Анатолия Эфроса*, который вошел в «Таганку», как пожарный в горящий дом. Эфрос «сгорел» вместе с домом — не без помощи части труппы, воспринявшей его приход как предательство. Эфросу хамили на репетициях, писали на него доносы и анонимки, резали бритвой дубленку, прокалывали шины его автомобиля. Через два года борьбы он умер от инфаркта.

А еще через два года вернулся Любимов. Вдохновленный и избалованный западным опытом, он решил перенести его на нездоровую российскую почву. Услышав страшное слово «контракт», почва забродила и взорвалась: театр превратился в один сплошной нарыв, в кровавое месиво из амбиций, разочарований, взаимных оскорблений и проклятий. Самые умные уходили, самые страстные — бились насмерть, самые бездарные — раскачивали и провоцировали. Тогда, в 92-м, все рухнуло окончательно, и до сих пор «Таганка» так и не смогла излечиться от этой чудовищной травмы, перемоловшей судьбы и жизни некогда талантливого бесстрашного сообщества.

Все, что случилось с театром после разлома, — сплошь фантомные боли, когда болит и нарывает то, чего нет.

Поэтому нынешний юбилей больше напоминает неловкие суетливые похороны. История «Таганки» — трагична, как история любого театра, пережившего свою физическую смерть. Счастливы те, кто был свидетелем становления и расцвета этого уникального явления. Счастливы те, кто не узнал и не увидел позорного некрасивого финала этой истории.

На месте бывшей «Таганки» рано или поздно начнет отсчет чья-то новая творческая судьба. И пусть она будет счастливой.

Отсебятины

Отдавая приоритет скорее воображению, нежели зрению, слишком уж поклонником театрального искусства никогда не был.
Феномен Таганки посему оценить с обьективностью не в состоянии.
Культа Высоцкого, театру присущему в то время, тоже дани не отдал.
Несколько спектаклей тем не менее видел - "Бег" и "Преступление и наказание". Впечатление было уж точно сильнее, чем от иных интерпретаций, хотя, повторюсь, живое представление в силу врожденной толпофобии оценить не в состоянии.
Тем не менее в самом деле Таганка в ту пору была не просто каким-то авангардным театром. Само ее существование - это был вызов вездесущему и всеомертвляющему демону великодержавной государственности.
И конечно, бросать этот вызов могла лишь личность.
А ныне - просто некому.
Нет там ничего.
Пусто.

Profile

doctorbolik: (Default)
doctorbolik

January 2015

S M T W T F S
     123
4 5 6 7 8 9 10
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 06:02 am
Powered by Dreamwidth Studios